Все

«КрымНаш»: Куда ушла энергия Русской весны?

Древняя Феодосия стала символом потерянных пяти лет новой жизни

Светлана Рыкова
"КрымНаш": Куда ушла энергия Русской весны?

Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

Через пять лет после Русской весны город выглядит витриной потерянного времени и упущенных возможностей.

Керченский мост, трасса «Таврида» переводят гостей полуострова в новую реальность, создавая соответствующий режим ожидания… Кажется, что и Феодосию, уже показавшуюся впереди, мы увидим обновленной, оценим перемены, произошедшие здесь за пять лет. Но первое впечатление о древнем городе — автобусная остановка на въезде, расписанная крупными объявлениями о продаже наркотических веществ.

«Некому закрасить?» — интересуюсь у одного из местных. Отвечает: «У нас за пять лет уже пятое руководство: четыре мэра и один исполняющий обязанности. Никто не видит». Потом выяснится, что и в центре города встречаются такие же броские «рекламы» наркосайтов, написанные краской на стенах домов. «Город стал грязнее, чем раньше, — продолжает феодосиец. — При „Шарике“ (так здесь называли покойного мэра Владимира Шайдерова) было намного чище. В нулевые годы он заметно благоустроил город. В нулевые и поселок Коктебель был более привлекателен. А в последние годы там просто катастрофа с канализационными стоками в море. Сейчас, вроде, ожидаются большие федеральные деньги в реконструкцию коктебельской набережной».

В 2014-м переселенцы и беженцы из Донбасса часто жаловались на огромные очереди в ФМС, со списками, ночевками, перекличками. Служба ютилась тогда в маленькой постройке возле автовокзала. Татьяна, переселенка из Донецкой области, вспоминает: «В 2014 году это было адское испытание: надо было с утра отстоять очередь к спискам, чтоб тебя внесли туда под номером 1500 или 2300. А потом несколько месяцев ходить на переклички и держать эту очередь. Там и дрались, и за пальцы кусали… Это пару лет назад появились здесь услуги МФЦ, электронные очереди в ОВМ. И хотя бы само понятие „очередь“ перестало быть унизительным».

Феодосийцы, пять лет наблюдавшие кадровую чехарду в руководстве города, уже скептически относятся к новым назначениям: «Поставили певицу Легкоступову на управление культуры — полгода поруководила, „ягода-малина“ закончилась. Как приехала, так и уехала».

У среднеарифметического жителя черноморского побережья при любой власти два союзника — кровные квадратные метры и курортный сезон. «Важнейшим из искусств» для многих стало приведение в соответствие с российскими нормативными актами тех жилых площадей, которые постоянно стремится расширить крымчанин. А кто-то просто хотел бы иметь документ на собственность российского образца. Поэтому в городское управление Госкомрегистра «народная тропа» не зарастает. И желаемую регистрационную услугу люди активно получают. Например, в последний месяц 2018 года было более 4 тысяч регистраций. В день на регистратора приходилось по 30−40 дел. Эта работа в авральном режиме обусловлена еще и тем, что многие хотели успеть зарегистрировать право собственности до 1 января — без пошлин. У крымчанина это вызывает приятное удивление: когда такое было, чтоб сразу получал от госчиновника то, зачем пришел?

Показательно, что в 2018 году из 37 органов исполнительной власти Крыма Госкомрегистр был на втором месте по эффективности работы.

С другой стороны, люди, при Украине расширявшие курортную жилплощадь в обход закона, и сейчас не будут стремиться «светить» это в Госкомрегистре. «Рецидивы» украинских времен и «косяки» местных властей иногда и сами всплывают. Распространенное явление — нецелевое использование земельного участка, который выделялся под дом, а там вырастает дворец, гостиница. А недавно феодосийцы возмутились стройкой в зеленой зоне. Земля, которой когда-то незаконно, но щедро «одарили» нужного человека, по суду, была оперативно возвращена в муниципальную собственность. Феодосийское управление Госкомрегистра четко зарегистрировало переход права муниципалам. При Украине бы всё решилось в пользу застройщика, по-тихому. В то время, как вспоминают местные, даже в непосредственной близости от генуэзской крепости и других исторических и культурных памятников возводились особняки и гостиницы.

Начальник Феодосийского городского управления Госкомрегистра Кирилл Белошицкийобъяснил «Свободной прессе», в чем специфичность этого региона и особенности работы в нем.

— Учитывая все особенности переходного периода, управление, конечно, загружено работой. Много разночтений между законодательствами двух стран. Именно поэтому Госкомрегистром проводятся консультации граждан в сфере регистрации и кадастра… Действует упрощенный порядок регистрации недвижимости. В народе его называют «дачной амнистией». На территории республики она, в отличие от материковой части России, продлена до 1 января 2020 года. Практика судов очень лояльна к обладателям недвижимости на полуострове… Крымский законодатель постарался предусмотреть все возможные варианты для возможности приведения недвижимости в правовое поле.

В Феодосийском управлении количество приостановок за последние время незначительное, еще меньше — отказов в регистрации. Руководитель Госкомрегистра РК Александр Спиридонов ставит жесткие задачи о снижении количества необоснованных приостановок и отказов. В управлении проводится мониторинг по каждой приостановке… Конечно, и мы делаем ошибки… Потому что это рабочий процесс, сложный, не имеющий аналогов… При выявлении ошибки регистратора она исправляется незамедлительно… Есть много проблемных вопросов, но они решаются. И положительная динамика налицо — надеюсь, что и феодосийцы на личных примерах это видят.

Хотя и сложился устойчивый стереотип, что южане зациклены исключительно на способах улучшить материальное положение во время курортного сезона, — жители Феодосии периодически способны на всплески политической и социальной активности. Памятная табличка возле порта еще с украинских времен напоминает о том, как феодосийцы сорвали учения с участием НАТО в 2006 году и не допустили высадки иностранных военных. А летом 2018 года они готовы были протестовать против строительства цементного терминала, чреватого экологическими проблемами.

Николай Волков, депутат Государственного Совета РК, а до конца 2018 года заместитель председателя Феодосийского городского совета, рассказал «СП» о том, как активные горожане вынуждали аморфное местное руководство отказываться от незаконных решений и сомнительных проектов.

— История с цементным терминалом — это был не гром среди ясного неба. Еще при мэре Крысине было подписано соглашение, о котором никого здесь не поставили в известность. Я так понимаю, что где-то в Совмине какие-то ребята встретились и решили что, это очень классный, выгодный проект, которого не хватает родине. По факту, в Крыму действительно не хватает цемента, и многие люди на этом хорошо зарабатывают (застройщики, растущие огромные дома при большом дефиците воды — это отдельная проблема). Я пришел к Станиславу Крысину, говорю: «Нехорошо». Он изучил тему, почитал документы и согласился: нехорошо.

«СП»: — А почему нехорошо, если дефицит цемента?

— Я исходил из их же документов, досконально мной изученных: сколько процентов строительной пыли могут отсекать, какой процент потери цемента… И когда объемы считаешь — понимаешь, что это катастрофа. Более того, у них не был выставлен вопрос по логистике до порта. Не было понимания, какое судно будет сюда везти цемент: баржа насыпью или сухогруз… У них специализированное судно не предполагалось. А потом всё было четко выстроено на самовывозе: ни специализированных вагонов, ни специализированных цементовозов — каждый сможет приехать и взять сколько надо, хоть на плече унести. При этом у нас нет мощной дороги, а железная дорога проходит рядом с городскими пляжами. То есть абсолютно абсурдная была идея.

«СП»: — И как же она опять всплыла прошлым летом?

— Товарищи, проталкивавшие идею феодосийского терминала (некие керченский бизнесмен и судакский депутат), увидели, что пришел податливый мэр Сергей Фомич. При таком всё получится! Их интерес понятен: по логистике цемент получается дешевле, на этой разнице дополнительную прибыль можно сделать. При такой нехватке и дефиците стройматериал в республике «проваливается» по спекулятивным ценам. Но интереса у жителей курортного города в строительстве терминала нет никакого!

Эти товарищи звонили и уговаривали по-хорошему, а потом уже напрямую угрожали мне. Мэр увещевал меня: никаких митингов не надо. Но мы начали сразу жестко: митинги, пикеты. Готовились ко всему. Обратились в главе Республики. Именно Аксенов поставил крест на этой мутной теме.

«СП»: — Почему феодосийское руководство не понимало опасности этого проекта?

— Один мэр сменялся другим. Но это не сменяемость власти. Это какой-то период безвластия. Человека назначали, но это было только подобие руководства. Здесь несколько лет ушло просто на поиск руководителя.

«СП»: — Нашли?

— Мэр Сергей Фомич говорил что-то вроде: «Мы подготовили юридическую базу для будущих свершений». Ребята, вы четыре года готовите, эту базу! Стыдоба! Вы хотя бы паспорта на дороги сделайте. Ситуация такая была: республика дает деньги — выберите дороги, которые нужно сделать. А здесь в таких районах, как Челноки, — сплошные ямы и колдобины, скорая не проедет. Но наше руководство так долго готовилось, что у них есть паспорт дорог только центральных улиц. Туда деньги и закинули, то есть на те дороги, которые уже были хорошими. Подорвали хороший асфальт, а потом нашли каких-то подрядчиков, чтоб опять укладывать центральные улицы. То, что заложили в бюджет, не исполнили. Поэтому за неисполнение бюджет сократили — следующему мэру будет сложнее, чем предшественнику. Такое наследие от Фомича досталось сегодняшнему главе городской администрации Сергею Бовтуненко.

«СП»: — На что было потеряно время?..

— Мы наблюдали трусость, сопряженную с необдуманностью решений. Например, ко мне, когда я был заместителем председателя горсовета, прибегают общественники: «Николай Анатольевич, там в сквере возле 13-й школы кто-то дом начал строить. Такой «нежданчик»: мы туда ходили на субботники, это муниципальная земля… И вдруг «волшебный» забор появляется. Я сразу в Фейсбуке кинул клич, через полтора часа уже в Совет министров довел информацию — до Аксенова. Было четкое понимание: что-то нехорошее творится. Оказалось, что у людей еще с украинских годов есть решение сессии на выделение этой земли. Но это зеленая зона, решение было незаконное. И теперь наши депутаты горсовета поддержали нас: земля была выделена незаконно, это надо оспорить в суде. А мэр Фомич выступил в таком колюче: «Ничего не сможете оспорить, у застройщиков есть решение сессии, давайте мы им предложим что-то взамен». Я говорю: «Дырку от бублика! Мы идем в суды. Мы эти суды выиграем. А вот если мы их проиграем, тогда уже будете думать, что взамен отдать».

Мы выиграли суды. Хотя говорили, что ничего у нас не получится. Дескать, скоро вашего Аксенова и прочих героев Русской весны снесут, тогда мы отыграемся. А потом принимается генплан, и тайком меняют там зеленую зону на индивидуальную жилищную застройку! Мы опять обратились за поддержкой в республику. Евгения Добрыня, депутат Госсовета, председатель комиссии по земле и имуществу РК, обратила на это внимание: цвет зеленый. Они вынуждены были внести в генплан зеленую зону. А мы выиграли апелляцию и отстояли сквер.

«СП»: — 2014-й был здесь годом больших ожиданий…

— Для меня весна 2014 года была осуществлением мечты. Я приехал из Симферополя в Феодосию на очень большой волне энтузиазма. Но сейчас вижу: мы упустили этот энтузиазм. Республика не смогла воспользоваться тем небывалым зарядом энергии. Мне кажется ошибкой то, что у нас повально на должности стали заходить люди из старых украинских политиков — из Партии регионов, Блока Юлии Тимошенко… Из-за политики полной реабилитации и обнуления в отношении прихлебателей киевской власти, на властных постах на полуострове в большом количестве завелись откровенные враги Русской весны. Это причина большинства проблем. Когда мы в Симферопольском районе вешали российский флаг, такие деятели его срывали. А потом тот же человек уже работает на должности, медаль получает. Этим нивелируется понятие Русская весна.

Сегодня слова «Крым наш» превращаются в какие-то шуточки. А это не шутки. Нас бы убивали здесь, как людей в Донбассе. Крымчане часто ропщут, что зарплаты не такие или цены растут… Друзья, пока вас тут заботят цены, там погибают дети.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.