Все

Битва политического Интернета с телевизором: кто кого?

На дворе у нас 2019 год. Население страны практически полностью подключено к Интернету (76% домашних хозяйств плюс все мобильники). По уровню пребывания в соцсетях мы на втором месте в мире после Японии.

И при этом, согласно свежему исследованию, подавляющее большинство граждан сегодня предпочитает узнавать новости именно по телевидению.

Новостные сайты – читают с этой целью 44%.

А уровень доверия собирательному «Свободному Интернету» – то есть блогерам-форумам-соцсетям – практически такой же, как у слухов (19% и 17% граждан соответственно).

И это все – на третьем десятилетии существования Интернета в России. Того самого, который, как активно утверждали, «убьет телевизор». Учтем: в Интернет за минувшие годы было вбухано достаточное количество миллиардов, там действуют миллионы творческих граждан, производящих не скованный цензурой контент, есть свобода мнений и все такое.

Но почему политический Интернет при всех его несомненных успехах в России так и не заменил собой телевидение? Почему он переплелся и сросся с ТВ, продолжая быть зависимым от телевизора, боксировать с ним, комментировать и имитировать его?

Причины, как представляется, следующие.

Первая. Когда интернет-романтики первой волны утверждали, что Сеть заменит Зомбоящик, их главным аргументом была несопоставимость «информационного потенциала». Телеканал, говорили они, это когда сотни человек трудятся, чтобы создать 24 часа контента в сутки. В то время как Интернет – это когда сотня тысяч человек производит 240 часов контента в сутки. Или 2 400 часов. Или 24 тысячи часов – и при этом куда более разнообразных и неподцензурных.

И в этом они были правы. Но эти головокружительные цифры представлялись сплошным плюсом только «людям XX века», уставшим от роли безответных потребителей ограниченного списка политических новостей. Им вполне могло казаться, что если дать каждому желающему его «персональное СМИ», собственную газету «Правда» и свое личное «Останкино» – то они вместе задавят старый добрый Ящик напором разноцветной правды и вольного творчества.

А в реальности быстро выяснилось, что эта свобода и это разнообразие – приволокли за собой в нашу реальность практически неустранимые минусы.

 

Именно потому что каждый получил возможность прокричать себя миру, Интернет, вместо того, чтобы создать «расширенную информационную вселенную», раздробился на сотни и тысячи вселенных. В этих информационных мирах по-разному течет время, вершатся совершенно разные истории, и населены они совершенно разными людьми.

Наш современник, выбрав себе сетевую мини-вселенную по вкусу, может жить в мире, где каждое утро окончательно гибнет Россия. Или в мире, где непрерывно гибнет Америка. Может жить в мире, где все события управляются британской королевой. Можно выбрать мир, в котором есть магия и инопланетяне – и мир, где вообще сплошная Украина. Эти миры надежно изолированы друг от друга параллельными, не пересекающимися повестками и идеологиями, не подлежащими сомнению. Причем каждый из этих миров достиг уже той критической массы производимого контента, что его обитатель может получать свою ежедневную дозу информации, не выходя из привычного «гетто единомышленников».

С точки зрения общества такое разбредание на вселенные – однозначное зло. Ибо у жителей «медиагетто» атрофируется способность хоть как-то понимать друг друга. Действительно: если в вашем мире Китай уже давно захватил Сибирь по плану британской королевы, то о чем вам разговаривать с темными людишками, которые не признают этих очевидных вещей?

В этой ситуации телевидение (хорошее ли, плохое ли) – внезапно оказывается единственным хранителем универсального смыслового поля, единого языка понятий и единой общей повестки. Оно, ориентированное по возможности на всех и на каждого, продолжает рисовать целостную картину мира и говорить на общем для всех языке. Это у него получается, конечно, с очень переменным успехом – но у всех альтернатив получается хуже.

И вторая причина, по которой телевизор не только выжил, но и явно получит в обозримом будущем дополнительную фору.

Именно потому что в Интернете много свободы и мало цензуры, он в последние годы производят все более и более ударными темпами уже даже не просто «особые реальности», а реальности совершенно ложные. Соцсети (из которых политические новости черпает каждый пятый) уже сегодня под завязку забиты сенсационными событиями, которых не происходит и никогда не происходило. Цитатами и заявлениями, которых никто в действительности не делал. Документами, которых не существует.

И это еще далеко не предел.

Нынешняя технология производства сенсационного вранья – уже сейчас на таком уровне, что только вопросом времени является массовое появление ложных видеороликов. Мы неизбежно увидим очень натуральные фейки, где убедительный Трамп приказывает бомбить Воронеж, Путин передает Японии Крым, бурятские десантники врываются в Киев и Каракас, а Меркель с Макроном катаются верхом на страусах.

В этом новом мире телевизор окажется бастионом по крайней мере «информации с подтвержденным источником». То есть включая «Россию», мы хотя бы будем знать, что эти новости сообщает нам государство. Не анонимный Семен из Житомира, переодевшийся Трампом. Не уральская школьница, решившая пошалить. И не политтехнолог, пытающийся выбить деньги у какой-нибудь инстанции.

…Так что телевизор останется с нами еще очень надолго. Он будет меняться – и многих, конечно, будет и далее раздражать.

Но заменить его нечем.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.