Все

Кто покупает российское зерно?

Российская пшеница идет нарасхват. Надо осваивать экспорт и других видов зерновых
Кто покупает российское зерно?

Я тут вспомнил, как еще зимой аналитики сообщили, будто в сезоне 2017/2018 года Россия должна занять второе место после США по объему экспорта зерна. Из урожая 2017 года Штаты экспортировали 80,3 млн тонн зерна, мы — 43,9 млн. Этим мы задвинули на третье место Украину.

Тогда все было понятно: 2017 год дал нам рекордный урожай за всю историю нашего сельского хозяйства. В этом году мы продадим меньше, Минсельхоз рассчитывает, что, собрав 109 млн тонн, сможем экспортировать 30–35 из них, что тоже не мало. И, как помним, в планах государства постоянно наращивать объемы отправок за границу. Но вот кому мы интересны?

Словом, решил посмотреть, кому экспортируем. Сразу скажу, успехи в этом вопросе радуют. Посмотрим на примере Ростовской области (именно из ее портов и портов Краснодарского края отправляют иностранным покупателям 90 % зерновых).

За последнюю неделю сентября из портов Ростова на экспорт ушло 669,2 тыс. тонн зерновых в 26 (!) стран мира. Этот показатель сам по себе меня приятно удивил. Причем 8 стран добавились именно в последние дни (то есть появляются те, кого наш товар раньше не привлекал). Основной покупатель — Турция (129,5 тыс. тонн за неделю), затем Индонезия (95,93 тыс. тонн), Саудовская Аравия (74,15 тыс.), Египет (73,18 тыс.), Ливан (59,12), отмечает ТГ-канал «Россия аграрная».

В целом на эти страны приходится почти 64 % всего экспорта зерновых с погрузочных площадок Ростова.
Радует, что, по официальным данным Минсельхоза, мы тесним конкурентов на рынках Северной и Западной Африки, Юго-Восточной и Южной Азии. Там сейчас увеличивают объемы закупки нашего зерна. И министерство, конечно, многое делает для этого (вот недавно договорились же с Марокко о полной отмене экспортной пошлины, а это выход на Африку).

Словом, вроде бы все хорошо, широко шагаем в этом деле, и перспективы есть. Но меня смущает вот что: в том же Ростове за ту же последнюю неделю сентября из всего отправленного объема 537,71 тыс тонн пришлось на пшеницу. А это 79,6 %. Мне не очень понятно, почему мы складываем все яйца в одну корзину. Например, пшеница, которая идет на экспорт, растет в определенных регионах. Что будет, если случится неурожай (из-за засухи, не дай бог, пожаров или т. п.)? Наши экспортные доходы просто рухнут. Не надо ли нам уже начать подвигать на внешние рынки и другие виды зерновых? В конце концов, надо же создавать равные условия для всех производителей. А то все кинутся растить пшеницу, а кормовых и себе хватать не будет.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.