Все

Средний класс без сапог – или на что живут россияне

Денег нет

 

Существует теория о гаражной экономике, согласно которой в России очень развит теневой сектор, который до сих пор позволяет трети населения получать доходы и держаться на плаву.

Рынок сам по себе ничего не организовал, наскоро импортированные из-за рубежа рыночные механизмы в России не работают. Но низовая самоорганизация есть — и люди делают свой маленький бизнес. Больше половины россиян имеют дополнительные заработки вроде таксования, шитья, репетиторства — и это нигде не зарегистрировано, не вписано ни в какую статистику.

В целом по РФ средний доход составляет 33 тысячи рублей в месяц. При этом разница между регионами колоссальная: Тыва или Дагестан — это 12-13 тысяч рублей, а например богатые северные нефтедобывающие регионы — 50-60 тысяч.

Неравенство постоянно растет: бедные беднеют, богатые богатеют — все по Марксу.

Текущие счета в банках есть лишь у половины населения, сбережения — всего у 45%. Исследования ВЦИОМ показывают, что большинство россиян, потеряв работу, смогут прожить на сбережения не более двух месяцев. То есть у них нет никакого финансового запаса, чтобы справиться с потерей кормильца или проблемами со здоровьем.

В половине домохозяйств нет полного комплекта: стиральной машины, холодильника, телевизора. Есть что-то одно, самое необходимое.

 

Характерная черта российского капитализма — «наследственная бедность». Нам стыдно признаться, что нет денег, ведь это значит, что с нами что-то не так.

В 2000-х годах у нас возник рост потребления, но многие исследователи отмечают, что потребительская культура не повысилась. Деньги тратятся на сиюминутные нужды, а когда появляется дополнительный доход, люди покупают то, что давно было для них маячком более высокого статуса. Бедный, но радостный — потому что с новым айфоном в кредит.

Качественная еда, модная одежда, гаджеты — это предел мечтаний большинства россиян. Возможность купить недвижимость большинство даже не рассматривает.

Россия так и не выбралась из патологической бедности. А учитывая региональную дифференциацию в уровне жизни, в обозримом будущем часть населения никогда не выберется из нее без помощи социального государства.

В крупных городах, где базовые потребности людей удовлетворены, сложились группы с позитивными ценностями — у них есть представления, как начать новое дело, создать бизнес, получить дополнительное образование. Им не так страшны кризисы: потерял одну работу — получил другую, переучился. Но то, что происходит за пределами крупных городов — это печальная, страшная картина.

К среднему классу у нас относят себя очень многие — не меньше, чем в развитых европейских экономиках. Но когда начинаешь этому «среднему классу» задавать дополнительные вопросы в анкетах, получаешь ответ: «Средний класс, но на зимние сапоги денег не хватает», «Средний класс, но машину себе позволить не могу».

 

Согласно исследованиям, Россия — одна из самых несчастливых стран.

Тут есть два показателя: уровень счастья и удовлетворенность жизнью в целом.

Удовлетворенность жизнью — это когда человек в целом доволен тем, как он живет, чего достиг и что его ждет в будущем. Это здоровье, материальная обеспеченность, семья, дети. Денежная составляющая здесь не так значительна, нематериальные ценности могут вносить гораздо больший вклад.

Уровень счастья — это сиюминутное настроение. Может быть, у человека удачно сложился месяц, выдали премию, выиграл в лотерею.

По данным Европейского социального исследования 2014 года, ниже России по этим показателям только Украина и Болгария. Это самые неудовлетворенные страны.

Почему так происходит? Возможно, потому что у нас большой непорядок с экономической и социальной системой.

Чтобы человек стал счастливым, нужны работающие социальные лифты, социальные институты. Например бесплатное образование, чтобы можно было учиться — и места, куда можно устроиться после учебы. Захотел стать художником — стал им, и твои работы будут выставлять. Захотел стать врачом — пошел и выучился на врача. А когда нет работающих институтов, когда все упирается в деньги, которых нет, когда государство не может выполнить свои социально-страховые функции — человек теряет ориентацию в пространстве.

Если у него нет финансовых и социальных возможностей, чтобы обезопасить себя от повседневных жизненных сложностей, конечно, он не станет счастливым.

Человек не будет счастливым, когда его мечты не сбываются, когда он не может строить планы.

 

Один из параметров успешной экономики и социального государства — это долгосрочные цели. Не на 5 лет, не на 10  — а на 20, на 40, на 50.

У нас как: проживу этот год, проживу следующие пять лет, а там уж как случится. Кто-то, может быть, выйдет замуж, кто-то дождется, когда бабушка или дедушка освободят квартиру.

У большинства россиян конкретные пожелания есть только на ближайшие месяцы, на большее не хватает ресурсов. И государство у нас строит столь же краткосрочные планы.

Многие сознают, что им доступно не так много возможностей и нужно постоянно изворачиваться, адаптироваться. Кто прорывается во власть — начинает воровать.

Так и живут россияне: кому-то удалось устроиться на хорошую работу в большом городе, кто-то живет подработками в «гаражной экономике». Кто-то изворачивается, кто-то адаптируется, кто-то ворует. Кто-то живет в кромешной нищете.

А кто-то экономит на еде, чтобы купить новый айфон и считать себя средним классом, хотя не может позволить себе не только автомобиль, но даже хорошие зимние сапоги.

 

По материалам Анна Немировская
➡ Источник:
https://publizist.ru/blogs/112342/31565/-

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.