Все

Батька оставит преемника без «короны»

Почему президент Белоруссии заговорил о новой Конституции

 

Светлана Гомзикова

 
На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко

На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко (Фото: БелТА/ ТАСС)
Материал комментируют:

Дмитрий Болкунец

 
 
 

 
 
 
 
 
vsemayki.ru
 

В Белоруссии в скором времени может появиться новая Конституция, либо в действующую будут внесены изменения. Об этом 31 мая на встрече с руководителями конституционных судов зарубежных государств заявил президент РБ Александр Лукашенко.

По словам белорусского лидера, в республике думают о новом этапе в связи с изменениями, которые диктует сама жизнь. Процессы, как он отметил, «очень ускорились», и Конституция страны «начинает немножко отставать».

«Думаю, что в ближайшее время в Белоруссии появится или новая Конституция, или мы пойдём американским путём внесения поправок в существующую Конституцию», — цитирует Лукашенко РИА Новости.

Глава государства сообщил также, что уже попросил специалистов Конституционного суда РБ внести свои предложения по возможному совершенствованию Основного закона. Потом, как он сказал, «мы сядем и обсудим».

Собственно, «удочку» на этот счет Александр Григорьевич забросил несколько раньше — в апрельском обращении к народу и парламенту. Тогда, говоря о возможном обновлении Основного закона, он признался, что не хотел бы оставить существующую Конституцию своему приемнику, поскольку главе государства «нужно делиться полномочиями с другими ветвями власти». А также пообещал не менять Конституцию под себя. Мол, «Лукашенко вроде ушел и не ушел» со своего поста.

Кстати говоря, преемник должен был бы уже заявить о себе. Поскольку выборы президента Белоруссии совсем скоро — в 2020 году. Но готовится ли таковой на самом деле — неизвестно.

Тут, стоит напомнить, наверное, что в году текущем исполняется ровно 25 лет, как Александр Лукашенко возглавляет республику. И столько же — ровно четверть века — в стране действует нынешняя Конституция, первый в истории суверенной Белоруссии Основной закон.

 

По сути, это стратегический документ, на основе которого формируется не только вся система текущего законодательства страны, но также определяется компетенция госорганов и направление вектора социально-экономического и политического развития. Соответственно, возникает вопрос: почему вдруг возникла острая необходимость здесь что-то менять?

Этот и другие вопросы «СП» адресовала политологу, эксперту по проблемам российско-белорусских отношений Дмитрию Болкунцу:

— Первая Конституция действительно была принята в 1994 году — по ней был избран и сам Александр Лукашенко. Но в ноябре 1996 года проведен интересный референдум, который изменил эту Конституцию принципиально. Полномочия президента стали неограниченными, а роль парламента, суда и правительства фактически нивелирована. Президент, так сказать, встал над всеми, сосредоточив в одном лице в Минске и суд, и парламент, и все вместе.

 
 

Добавлю, что референдум 1996 года официально носил консультационный характер. В этом, во всяком случае, перед его проведением Лукашенко старался убедить высших российских должностных лиц, которые тогда принимали участие в разрешении намечавшегося политического кризиса в стране. Этими высшими лицами из России, насколько я знаю, были тогдашние спикер Совета Федерации, председатель Госдумы и председатель правительства.

Они вместе с рядом депутатов белорусского парламента всю ночь сидели с Лукашенко в закрытом кабинете. Александр Григорьевич при них подписал документ, в котором референдум, назначенный на 24 ноября, определялся, как консультационный. И поклялся, что Конституцию, несмотря на любые итоги референдума, менять не будет.

 

Но как только правительственная российская делегация уехала, он перечеркнул все договоренности. И спустя два дня после референдума подписал бумагу о новой Конституции.

Та Конституция так и не признана европейским сообществом. Но стала основой для первых санкций в отношении Белоруссии, потому что фактически Лукашенко провел мирный государственный переворот.

Позже он сам сказал, что «мы без танков провели смену власти в стране, тогда как в России для замены Конституции понадобилось стрелять по Белому дому». Имея в виду, естественно, Ельцина.

«СП»: — Но был ведь еще какой-то референдум по Конституции Белоруссии в 2004 году. Там в чем суть?

— Тогда внесенные поправки дали президенту неограниченные возможности для переизбрания неограниченное число раз. Прежде были ограничения как и почти везде — максимум два срока. Но Александр Григорьевич пошел на изменение Конституции, вынеся на голосование вопрос, который звучал так: Разрешаете ли вы первому президенту Александру Лукашенко избираться неограниченное количество раз?

Очевидно, что в условиях непрозрачных выборов и плебисцита, он получил результат, которого хотел. И эта поправка стала действующей нормой, которая позволяет сегодня Лукашенко переизбираться без ограничений. Но время, действительно, идет. В этом году двадцать пять лет его президентства будут отмечать. Проблема транзита власти все равно возникает…

Мы видим — ушел президент Казахстана. На Украине произошла смена власти. В других республиках… Скорее всего, и Путин в 2024 году покинет свой пост. И он, замечу, не менял Конституцию России в 2008 году, когда ему предлагали это сделать ради неограниченного переизбрания. Не пошел на это. И, в принципе, я исключаю, что Путин будет менять Конституция к 2024 году, чтобы продлить срок своих полномочий.

Так вот, я полагаю, что Лукашенко сейчас, наконец, всерьез задумался над транзитом власти. Он даже начал говорить, что планирует уйти с поста президента не вперед ногами, а самостоятельно. То есть- рассчитывает, что в Минске будет цивилизованная передача власти. Но очевидно, что нынешнюю Конституцию, которую он принял в 1996 году, своим преемникам оставлять не будет.

«СП»: — Собственно, он сам признается, что не хотел бы этого… А почему?

— Потому что боится: тот, кто придет ему на смену, получит такие же царские полномочия, как и у него. Как раз в этом вся суть. Поэтому президент Белоруссии идет на смену Конституции.

И, на мой взгляд, есть несколько вариантов, как это будет происходить. Первый вариант: Лукашенко меняет Конституцию после выборов в парламент — в этом году должны пройти парламентские выборы. И постарается уменьшить полномочия президента.

Хотя, возможно, он сам до конца не понимает, что же, он хочет… Но, думаю, что, скорей всего, надеется сохранить власть, какой-то контроль над страной в руках своей семьи. Потому что государством сегодня управляет не только Александр Григорьевич. Его старший сын Виктор руководит всем силовым блоком республики.

У Лукашенко — хотя он это опровергал много раз — есть, как мне кажется, давняя мечта — оставить после себя преемником старшего сына. А потом — младшего. Создать, так сказать, президентскую династию Лукашенко. Он хочет, чтобы этот транзит прошел мирно.

Так вот, если новую Конституцию принимают сразу после парламентских выборов, то президентская кампания 2020 года в Белоруссии может пройти вообще без обычного избирателя. Голосовать будут, например, депутаты парламента. Такой вариант абсолютно не исключен.

 

Лукашенко сказал, что он будет планировать смену Конституции в 2020—2021 гг. Но надо наблюдать, как он это будет делать. Потому что принципиальные решения в стране принимает только он. Все заявления вроде «посидим, обсудим» не имеют под собой никакой основы. Все в Минске сегодня решает один человек.

Здесь два варианта: либо Конституция меняется после выборов осенью этого года, либо — после президентских выборов следующего года. Но, если Лукашенко примет новый Основной закон, то уже на следующие президентские выборы он вряд ли пойдет. Потому что не захочет быть президентом с ограниченными полномочиями.

«СП»: — Что касается Союзного государства с Россией, здесь что-то может поменяться?

— Здесь тоже интересный сюжет. Смена Конституции может быть связана, в том числе, с углубленной интеграцией с Москвой и реализацией Союзного договора.

В 1999 году, как известно, был подписан Союзный договор, который предполагал принятие Конституционного акта Союзного государства Белоруссии и России. Документ не принят.

Но чтобы механизм создания Союзного государства реально запустился, Конституционный акт нужно принять. А для этого его необходимо, во-первых, разработать и утвердить. Во-вторых, провести референдумы в России и Белоруссии. И получить согласие граждан обеих наших стран. Затем внести какие-то правки в конституции РФ и РБ. Что тоже, видимо, потребует каких-то референдумов.

Но здесь вопрос: насколько Лукашенко готов идти на какие-то уступки по суверенитету своей республики? Ведь он уже заявлял, что, если в Белоруссии провести референдум, то 98% ее граждан категорически скажут «нет» вхождению республики в состав РФ.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.