Все

«Политический Нострадамус» Валерий Соловей: Были у народа деньги — терпели чиновников. Теперь их хамство не прощают

Доктор исторических наук и известный прогнозист обсудил с «Комсомолкой», почему так озлоблено российское общество и чего народу ждать дальше
РОМАН ГОЛОВАНОВ
 
Профессор Соловей предупреждает: не нужно контролировать соцсети, там общество может выплеснуть свое недовольство и не выносить его из интернета в реальную жизнь.
Фото: Влад КОМЯКОВ

«НЕ ДЕРЖИТЕ ЛЮДЕЙ ЗА БЫДЛО»

— В стране ощущается всеобщее напряжение. Вы чувствуете предвестие бури?

— Я ощущаю то, что я ощущал в Советском Союзе в 90-м году. Это изменения в отношении людей к происходящему и к власти. Это не просто напряженность. Напряженность была, может быть, полгода назад, но сейчас это очень сильное раздражение. Это когда вы хотите выйти и кому-то морду набить.

 
 
 

— Без разницы кому?

— Уже разница появилась. Раньше вы могли поссориться с соседом, подраться. А сейчас объектом агрессии становится власть. Это очень заметно. Вот в 90-е годы, в начале нулевых у нас ненавидели олигархов. А сейчас нет — это раздражение против чиновников, чему чиновники зачастую сами и способствуют. До этого их глупые заявления, может быть, не были известны, но сейчас благодаря соцсетям моментально тиражируются. А люди реагируют на то, что их волнует. И если вы видите, что там повторяется фраза какого-то чиновника, это означает, что народ зацепило очень сильно. Люди считают, что это отношение пренебрежительное, как к людям низшего сорта. Народу не нравится, что его держат за быдло. Это и вызывает сильное раздражение.

— Почему обострилось сейчас?

— Во-первых, из-за худеющего кошелька. К вам могут относиться неуважительно, но если ваши доходы растут, вы это проглатываете. Чиновники богатеют быстро, но и ваш банковский счет пухнет понемногу — тогда вы на многое закрываете глаза. Вы покупаете новую модель айфона, квартиру в ипотеку, ездите отдыхать уже не в Турцию, а в Испанию. И вы принимаете чиновничье хамство как неизбежную плату за ваш экономический достаток. А когда ваши доходы снижаются, а у кого-то они продолжают расти, в этот момент те слова, которые вы раньше пропускали мимо ушей, начинают вас очень раздражать. Наше восприятие тоже начинает меняться.

— А чиновники почему не учатся по-человечески разговаривать?

— Большинство чиновников — это обычные клерки, которые тоже не в золотых дворцах живут. Но два-три министра или даже чиновники из регионов делают глупые заявления, народ их распространяет в соцсетях — и складывается ненависть к власти в целом. Тут же наслаивается эффект пропаганды. Да, в СССР тоже была пропаганда. В США есть пропаганда. Но нынешний стиль нашего телевидения вызывает самые дурные эмоции. В телепрограммах происходит имитация обсуждения важных политических вещей.

«ТЕЛЕВИЗОР ДЕЛАЕТ НАС ПСИХАМИ»

— И ведь не только политические ток-шоу, но даже житейские — в стиле «Пусть говорят» — тоже давят на нервы, вышибают слезу…

— Да, все это сказывается на психическом здоровье. По недавним оценкам Центра Сербского, у нас эпидемия психических заболеваний: каждый третий гражданин России страдает от нервных расстройств. Дело в сильной моральной нестабильности. Когда вы не понимаете, что такое хорошо, а что такое плохо. Выясняется, что какая-нибудь дева сомнительного поведения становится общенационально известным человеком, зарабатывает состояние, этим гордится и всех начинает учить. Ведь это транслируется телевидением. Получается, если вы смотрите ток-шоу, грань между справедливостью и несправедливостью не просто размыта, а ее уже нет. И это вызывает моральную дезориентацию.

— Разжигает ли ТВ ненависть в обществе? Об этом мы спросили известного телеведущего Владимира Соловьева:

«Если хотят искать разжигание ненависти, то пусть посмотрят тот продукт, который производят как раз соцсети, особенно что в них пишут и говорят так называемые борцы с режимом. Вот там как раз увидите много чего. Телевидение не анонимно. Телевидение действует в рамках закона. У нас по закону запрещено разжигание и все прочее. Поэтому никакого разжигания нет и близко. На тех же моих передачах вы никогда не услышите ничего плохого про страну Украину. Вы услышите плохое про нацистов, но никогда про народ. Надо понимать, что политические программы это всегда накал страстей».

Соловей:

 

— Категорически не согласен. Можно привести множество примеров разнузданного стиля телеведущих, включая господина Соловьева. У вас случается профессиональная деформация, если вы четыре года подряд рассказываете, что Украина вот-вот рухнет или надо помогать Сирии, вместо того чтобы помочь Нижнему ТагилуМурманску. И любой ведущий будет уверять нас, что все, что он делает, это абсолютно нужно, это правильно, это этично.

— Но тема Украины дает рейтинги. А внутренние дела провинции будут ли интересны?

— Да, это будет волновать! Это же своя страна. Каждый из нас может увидеть в этих внутренних историях что-то свое. У нас все несчастные семьи несчастны одинаково. Если мы сталкиваемся с какой-то проблемой в Свердловской области, вы можете считать, что она универсальна для всей России.

«ГРОМООТВОДЫ ДЛЯ ВЛАСТИ»

— Страшные вещи читаешь в соцсетях про Владимира Соловьева, Дмитрия Киселева. Люди пишут: «Я бы сам взял пулемет и таких расстрелял, выбил бы из-под ног табуретку». Соловьев ответил на эти оскорбления:

«Это люди, которым надо же как-то бороться с властью. Как они могут бороться? Пытаются приклеивать другим ярлыки, обливать грязью. Но народ-то в это не верит. Рейтинги передачи и уровень доверия показывают как раз, что нам люди доверяют. Поэтому чего сказки-то рассказывать про пропагандистов? Если кто-то считает, что я говорю неправду, подайте в суд».

Соловей:

— Давайте о деньгах. Кто у нас финансирует телевидение — центральные каналы? Государство? Это деньги не государства, а налогоплательщиков, то есть ваши, мои. Мы имеем право знать, на что они тратятся, с какой целью. И если эти деньги тратятся с целью разрушения общественного сознания и подрыва моральных устоев, я считаю, что это омерзительная трата денег.

За большинство озлобленных комментариев никто не платит. Просто люди от этого получают гедонистическое удовольствие. Соцсети дают анонимность. И все то напряжение, которое у вас накопилось в жизни, вы можете выплеснуть.

— То есть ведущие политических шоу стали громоотводом?

— Совершенно верно. Как ни странно, они несут такую позитивную функцию. Они слились с властью в глазах людей. На них выбрасывается напряжение. Но для власти в целом это хорошо, ведь не выносят эту злобу в реальную жизнь. Поэтому с точки зрения интересов самой власти давить на соцсети, начинать их контролировать — это контрпродуктивно. Интернет — это клапан, через который сбрасывается избыточное напряжение. И по комментариям в соцсетях власть может считывать, какой сейчас градус недовольства.

 
«Политический Нострадамус» Валерий Соловей

«Политический Нострадамус» Валерий Соловей

РЕВОЛЮЦИЯ В УМАХ 30-ЛЕТНИХ

— Мы попробовали составить портрет современного человека 45 лет. Ему приходится содержать свою семью. Что творится дома? Старики-родители радеют за Советский Союз. Сын-старшеклассник болеет за уличных или интернет-бузотеров. А из телевизора по голове бьют Украиной. С другой стороны — соцсети с ненавистью к власти. Тут любой сойдет с ума.

— Совершенно верно. Потому что есть мощный раздрай и нет ничего позитивного. От этого власть хочет продвигать «социальный оптимизм». Это вера в будущее. Особенно для молодежи важно, для людей среднего возраста. Для них характерна «революция ожиданий», они сейчас ее переживают. Что это такое? Это когда вы жили лучше, а потом — раз! — что-то происходит. Сначала вы надеетесь, что это временно. Потом жизнь ваша долго не улучшается. Новых источников доходов нет, становится все хуже. Это особенно опасно для власти. Эту революцию всегда переживает городской средний класс. Не социальные низы, не те, кто жил в состоянии застойной бедности. У них ничего не изменилось. А вот городской средний класс — это те, кто выходил на протесты против строительства храма в сквере в Екатеринбурге. Там ведь не только молодежь вышла, а люди старше 30 лет. Вот они испытывают самое сильное напряжение. Они телевидению уже не доверяют, а живут в соцсетях. То есть власть теряет их лояльность.

— К чему это может привести?

— К политическому конфликту. Причем он не начнется как политический. То, что мы наблюдаем в Екатеринбурге, это пока еще не политический конфликт.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

— Профессор, так вы тоже не обнадеживаете людей. У вас все в мрачных красках…

— Очень хорошо, что вы об этом сказали. Я думаю, что нам придется пройти через политический кризис. Возможно, мы в него уже вступаем. Но он завершится. Он займет года два — два с половиной. А потом все станет лучше.

— Как из этого выкарабкаться? Что делать?

— Первое. В нашей стране, у наших людей очень много сил. Народ честно вкалывает за нищенскую зарплату. Дайте им шанс зарабатывать. Не надо ничего сверхъестественного — немного здравого смысла, поменьше административного идиотизма, больше свободы (в первую очередь экономической) и доверия людям. Снимете бюрократическую волокиту с учителей и врачей — вам уже скажут спасибо.

Второе. Государству не надо вмешиваться в нашу переписку, сексуальную жизнь. Это последнее, что должно делать государство. Знаете, наше государство считает, что люди сами не справятся. Якобы они какие-то несмышленыши, примут неправильные решения. Да не надо так беспокоиться. Мы в 90-е годы не рухнули, хотя нам было очень скверно, в нулевые мы приподнялись. Все будет нормально с нашей страной, с народом.

Третье. Предоставить больше прав регионам. Нельзя забирать все деньги в Москву, а потом раздавать по принципу лояльности.

Четвертое. Освободить от административного давления мелкий и средний бизнес, снизьте налоги. Появятся новые рабочие места.

Пятое. Снизить уровень коррупции. Не победите, а хотя бы снизьте до приемлемого. Как? Очень просто. Пусть государство откажется от избыточных функций. Как только государство перестает влезать во все подряд, почва для коррупции тут же исчезает.

Шестое. Поменять тренды телевидения, убрать злобу, ненависть, говорить не только про Украину, но и про СаратовЧелябинск.

Седьмое. Отправьте в отставку двух-трех наиболее одиозных министров, которых ненавидят люди. Их не надо сажать, просто увольте.

Восьмое. Дайте надежду на будущее. Что парень из маленького города сможет обеспечить семью, выплатить ипотеку, поставить на ноги двоих-троих детей, отвезти жену на отдых к морю. Людям нужна надежда, а не предвоенная канонада из телевизора.

Этого уже достаточно. Человек опять сможет сказать: «Власть плохая, чиновники воруют, но я зарабатываю, хорошо живу — плевать мне на них!» И зажимы в обществе уйдут.

 
 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.