Все

«Неприятно смотреть, но это не откровение». Владимир Мединский — о фильме про АПЛ «Курск»

Владимир Мединский Сергей Бобылев/ТАСС

Владимир Мединский

© Сергей Бобылев/ТАСС

 

Министр культуры РФ Владимир Мединский объяснил в интервью ТАСС, почему ведомство выдало прокатное удостоверение фильму датского режиссера Томаса Винтерберга о катастрофе российской атомной подводной лодки «Курск» в Баренцевом море — несмотря на мнения некоторых экспертов, которые призывали этого не делать. Картина выйдет в российский прокат 27 июня.

— Всю весну вокруг последнего фильма Люка Бессона (исполнительный продюсер картины — прим. ТАСС) «Курск» упорно ходили слухи, что прокатного удостоверения в России этот фильм не получит. Премьера даже переносилась несколько раз по решению прокатчика. И вот перед майскими праздниками стало известно, что прокатка в Минкульте выдана. Почему?

— Мы выдали прокатное удостоверение фильму Люка Бессона «Курск». Хотя ряд экспертов призывали это не делать. Но мы выдали. Почему?

Это кино о гибели АПЛ «Курск» в 2000-м, о том, в каком деградировавшем состоянии были наши армия и флот к концу 90-х. Ну что… Неприятно смотреть, но это не откровение. Мы и так это знаем. Знаем и то, что тогдашнее новое руководство страны взялось эту ситуацию исправлять. Знаем, что сегодня нашей армией и флотом мы по праву гордимся. Как в лучшие времена отечественной истории.

 

— Есть ли в этом кино часть правды?

— Ну, есть. Намешано со всякими домыслами, гиперболами и сомнительными умозаключениями, но куда ж «творцам» без них…

Кратко, суть драмы — противостояние добра и зла.

«Добро» — это «партнеры» из НАТО: они по сюжету вообще ни о чем не думают, кроме как спасти наших моряков. Аж кушать не могут
 
 

А «зло» — русское командование, которое норовит угробить как можно больше своих, лжет и плетет интриги против натовских спасителей. Моряки, их семьи — соответственно, люди хорошие, но «жертвы» режима.

— Удивишь нас такими подходами?

— Не удивишь. Все это мы видели в многочисленных «Би-муви» времен холодной войны. В СССР эти фильмы запрещали, а мы наивно полагали, будто в них спрятана какая-то сокровенная правда. А правды и откровений никаких не было. Как не было и таланта в этих фильмах. Так что, возвращаясь к «Курску», все это уже было: скучно, вторично и нечестно.

— То есть фильм плохой?

— Предостерег бы от навешивания на «Курск» ярлыков: типа «идеологическая диверсия» и т.п.

Просто это кино снято не для нас. Оно у них там такое для самих себя. Часть условного Запада исторически так хочет нас видеть. Ну и ладно
 
 

Мы видим свои проблемы. Мы их решаем. Мы меняемся. А вот идейные штампы на Западе не меняются. Из века в век там старательно внушают сами себе, что все эти накрученные в их головах мифы о России — это так и есть на самом деле.

Потом, правда, столкнувшись с реальностью, всегда сильно удивляются.

Посему повторять ошибки советского агитпропа и запрещать к прокату очередное предвзятое и не очень хорошее кино о России мы не будем.

Оно того не стоит. А в нравственности и хорошем вкусе нашего зрителя мы не сомневаемся.

Беседовала Наталья Баринова

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.