Все

Бабушки в политике — это страшно

Старинные часы еще идут

 

Бабушки в политике — это страшно. И даже не потому, что они становятся тем более непримиримыми борцами против режима, чем больше они от этого режима получили, а потому, что напрочь перестают понимать свою социальную роль.

 

По уму если, то в 80 лет нужно сидеть с внуками и выращивать на огороде топинамбур — раз родимая картошка не устраивает по идеологическим соображениям. По вечерам с соседками можно пить чай с липовым медом из большого самовара, а политику Путина обсуждать под рюмку самогона с местной интеллигенцией — главой сельсовета, священником, фельдшером и сельской учительницей.

 

Периодически, взяв авоську, можно ходить в люди — ну там в магазин за хлебом, в медпункт померить давление, в школу к пионерам или кто там сейчас у них — поделиться опытом. Про Сталина рассказать, например. Как он для ее мамы лекарство передал. И всем будет хорошо — тебе приятно и окружающим, которые знают, что народное достояние под присмотром.

 

Но что ж вас в таком почтенном возрасте несет за Россию извиняться? Ну вот без вас правительство не разберется, перед кем извиниться, а кому пальцем погрозить!

Сначала бабуля пришла на Болотную и долго выкрикивала какие-то лозунги против власти. Ее с почтением — тут не Франция, дубинками никого не колотят — сопороводили на место постоянной дислокации — в сторону Троекуровского, где у нее квартирка. Думали, на этом всплеск гражданской активности иссяк. Я как-то даже внимания не обратила. «Вагончик тронется, вагончик тронется, вагончик тронется…. вагончик тронется — перрон останется!» Ну-ну.

 

Когда бабушка Лия Меджидовна взяла на себя ответственность за сбитый над Украиной Боинг летом 2014 года, я удивилась, но как-то всерьез не восприняла — ну ладно, хайпит бабуля по тихой, шпагаты не делает, с Джигурдой не танцует голая, замуж за Гогера Солнцева не выходит, яйцеклетки себе не вживляет, и уже хорошо.

Потом она писала открытое письмо в защиту Андрея Макаревича — еще одну «жертву режима», который при Путине натерпелся так, что без слез на его мушкетерскую внешность невозможно смотреть! Я все жду, когда Андрюша наконец плащ с крестом на пузе наденет и на дуэль кого-нибудь вызовет — тогда, по крайней мере, ему завяжут рукава за спиной, отправят на полное государственное обеспечение и начнут кормить принудительно мягкой пищей через все доступные отверстия.

 

Я подумала — ну так мужик, когда рот открывал, знал, наверно, на что шел, чего он удивляется и у бабушки защиты просит? Его даже не били ни разу, как Ковтуна. Так, концерты сорвали пару раз — а чего он ждал? Что ему рукоплескать будут? Диссидент…..

Потом старушка извинилась перед братским народом Армении — опять же от имени России. С чего Лия Ахеджакова вдруг решила, что именно она олицетворяет Россию, а Путин просто вышел с ней рядом постоять, я до сих пор так и не поняла. Кто-нибудь знает, что мы сделали народу Армении? Хороший народ, в России его много, и замечательно. За что извинялась-то?

 

Теперь она пишет письма в защиту Сенцова, обвиненного в России в терроризме. Чем мотивирует — гуманизмом, добротой, «они же дети!» — я не знаю. И выяснять, честно говоря, не хочу.

Я вот жду, когда Лия Меджидовна извинится перед народом Шри-Ланки — ну не просто же так там взрывы гремели, правда? Кто-кто, а Ахеджакова точно знает, кто виноват и что делать…И за Нотр-Дам, конечно.

 

Вот лучше бы кошек кормила, как Фатеева, честное слово! И обществу польза, и гуманизм можно проявить в его чистом виде, и котикам хорошо.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.