Все

Турция начинает оккупацию северо-восточной Сирии

танк М60 турция

Анкара начала новый этап боевых операций против курдских вооруженных формирований, которые считает террористическими. Пока по позициям боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК) в Ираке в рамках операции «Лапа» «работает» только авиация. Ожидается и сухопутная фаза, которая может начаться в ближайшее время в Сирии. Операции турецкой армии там будут проходить в основном в районе Манбиджа, а также на территориях, расположенных восточнее Евфрата. Об этом сообщил министр обороны Турции Хулуси Акар.

В субботу о возможном начале новой военной операции в Сирии заявил и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган: «Сразу после выборов мы решим вопрос о Сирии на поле, а не за столом, при возможности». По его словам, уже 1 апреля Турция «двинется в путь с новой энергией».

Из контекста выступления ясно, что обещанную несколько месяцев назад военную операцию на востоке от Евфрата против Сил самообороны сирийских курдов (YPG) Анкара начет в ближайшие дни. США, поддерживающие YPG, не раз заявляли, что они против таких планов. Как к этим планам относится Москва, пока непонятно.

В феврале глава МИД РФ Сергей Лавров заявлял журналистам, что «российская военная полиция может быть развернута в создаваемой буферной зоне на границе Сирии и Турции». Однако потом пошли сообщения от турецкого руководства о том, что буферную зону Анкара намерена создавать и контролировать самостоятельно.

Москва, видимо, весь март продолжала обсуждать эту тему с Анкарой. В минувшую пятницу Лавров на пресс-конференции с участием главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу по итогам заседания совместной группы стратегического планирования заявил, что Москва и Анкара обсуждают ситуацию на северо-востоке Сирии по линиям внешнеполитических ведомств, министерств обороны и служб безопасности. «У нас общий подход к этой проблеме – ситуацию нужно решать на основе уважения суверенитета, территориальной целостности Сирии и с полным учетом интересов безопасности Турецкой Республики, – сказал Лавров. – Именно в таком ключе наши президенты рассматривали этот вопрос на встрече в Сочи в феврале этого года».

Сергей Лавров уточнил, что считает необходимым восстановить обстановку на восточном берегу Евфрата в Сирии, которая была до вторжения на территорию республики США. Но так и не понятно, поддерживает ли Москва военные планы Турции по оккупации приграничных сирийских территорий, которые сейчас при поддержке американцев контролируют силы YPG.

Агентство Anadolu, а также ряд других СМИ Турции сообщили, что Хулуси Акар в сопровождении начальника Генштаба вооруженных сил страны генерала армии Яшара Гюлера и командующих родами войск проинспектировал в субботу воинские части, дислоцированные на границе с Сирией. Как видно из сообщений, их главная задача состояла «в открытии Совместного центра по управлению планируемой операцией (СЦУПО) в районах Сирии к востоку от реки Евфрат».

Слово «совместный» в названии СЦУПО предполагает, что в его работе будет участвовать военное командование из других стран или минимум из одной страны. Но в выступлении Акара на открытии СЦУПО об этом ничего не было сказано. Турецкая газета «Хюрриет» приводит его слова о том, что «после переговоров и контактов с русскими в настоящее время мы стремимся обеспечить стабильность, комфортную и надежную жизнь около 4 млн наших сирийских братьев». Нет большого секрета в том, что «сирийские братья» – это в основном турки, а также протурецкие этнические группы и лояльные им арабские племена, живущие в основном на приграничных с Турцией территориях в провинциях Идлиб и Алеппо. Их гораздо меньше на территориях, расположенных восточнее Евфрата, но именно их, борясь с отрядами курдов, и хочет защитить турецкая армия.

«Так уже было, когда Турция с молчаливого согласия России оккупировала курдский кантон Африн. И в результате там, а также на других территориях, контролируемых Анкарой, бесчинствуют протурецкие боевики, а местные органы власти назначаются из Турции и фактически живут по турецким законам», – рассказал «НГ» военный эксперт полковник Шамиль Гареев. Он не исключает, что подобная ситуация возникнет, когда турецкая армия под предлогом создания буферной зоны оккупирует всю северную границу Сирии.

Сейчас подразделения российской военной полиции патрулируют окрестности Манбиджа. Пока нет видимых предпосылок для того, чтобы эти территории отошли под контроль Турции. Однако, судя по сообщениям из Сирии, оперативная обстановка на севере страны обострилась. Сообщается, что на севере Алеппо в кантоне Африн снова вспыхнули междоусобные столкновения протурецких боевиков.

При этом упоминаются курдские отряды народной самообороны, которые после побед в провинции Дейр-эз-Зор концентрируются на севере страны вблизи с границей Турции. Они в том числе «действуют в кантоне Африн в рамках операции «Гнев оливок», направленной на нанесение максимального урона армии Турции и ее наемникам». Силы YPG разместили на одном из подконтрольных каналов в Twitter обращение к турецким военнослужащим, в котором пообещали, что в случае агрессии «пули пронзят их тела оттуда, откуда они не ожидают», а также уверили, что «убьют их всех одного за другим».

Таким образом, курдско-турецкая широкомасштабная война в Сирии может начаться совсем скоро. Это не нужно ни Дамаску, ни поддерживающим режим Башара Асада Тегерану и Москве. Однако в этом могут быть заинтересованы США, которые действуют против них и намерены продолжать дестабилизировать ситуацию в Сирии.

«Официальный Дамаск категорически против оккупации Турцией сирийских территорий. И, видимо, готовясь к очередной встрече в Москве с Эрдоганом, которая, по информации Кремля, произойдет 8 апреля, российский президент Владимир Путин будет учитывать этот аспект в беседе с турецким коллегой. Тем более что им, видимо, предстоит совместно обсудить вопрос о том, как противостоять позиции США в регионе», – отмечает Гареев.

В то же время член-корреспондент Академии военных наук, политолог Сергей Судаков считает, что, осуждая многие заявления президента США Дональда Трампа по Сирии, «Турция начинает играть свою игру». В отношениях с Москвой по поводу поддержания безопасности на северо-востоке страны она также придерживается такой тактики, уверен он. «Анкара всегда играет на той стороне, которая ей наиболее интересна на сегодняшний день. И никакие другие интересы, кроме собственных, ее не волнуют. Надо понимать, что Анкара всегда отстаивает только свои позиции», – резюмирует эксперт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.