Все

Народ ждет «доброго диктатора», чтобы снес все, что создал Путин

Диктатура эффективней демократии на коротком историческом отрезке. На период ручного управление толковым диктатором, пока он на троне.

Но слабость диктатуры в преемственности власти, как показала история. Диктатору как всегда «нет альтернативы». Но он смертен. Иногда внезапно смертен.

А по закону Паркинсона каждый последующий начальник слегка глупее предыдущего. Пока на трон в конце концов не сядет отборный глупец, который всё и развалит.

Мы это наблюдали в России.

Как с этим бороться, на протяжении всей истории многие страны экспериментируют, но пока никто проблему окончательно не решил. Интересен опыт китайцев. Но только время покажет результат.

В демократии нет проблемы преемственности власти. Скамейка запасных в демократических странах безмерна. Гениев демократия не рождает, но и откровенные дураки во власть не проходят. Поэтому на длительной исторической дистанции демократия эффективней диктатуры. При демократии невозможны такие полные провали, как например у нас были в 1917 и в 1991 гг. – и не исключен после ухода Путина, под которого заточена вся нынешняя системы власти.

Теперь надо определить, что такое демократия.

Это не власть народа, потому что народ не в состоянии постичь всех последствий его выбора, даже если формально и технически выборный процесс проходит чисто. Все равно только ушлые политики могут знать доподлинно, что на уме у претендента на власть и его команды. Особенно теперь – при мощных средствах манипулирования обществом – слова и дела могут расходиться далеко. Демократия – это всегда это борьба элитных кланов. Систему сдержек и противовесов обеспечивают по преимуществу не инструменты в виде разделения властей. А единство и борьба противоположных интересов кланов. В том числе с использованием и этого самого разделения властей.

На какое-то время у власти оказывается клан, который лучше других манипулирует населением с использованием медийных, финансовых, административных и силовых технологий. Но потом все проигравшие кланы объединяются против победителя, свергают его – и ко власти приходит другая группировка. Но редко это сопровождается каким-то потрясением устоев, существенными переменами – как у нас даже при смене Путиным Ельцина, который по факту и назначил Путина. Демократия не накапливает негатив в таких размерах, чтобы новому главе страны необходимо было перетряхивать всю властную конструкцию и даже менять законы и создавать новые партии.

Россия сегодня стихийно ждет нового «хорошего диктатора», который разгонит всю паразитическую верхушку, сложившуюся при Путине, включая Думу и Совет Федерации. И не только.

Но тут есть огромный риск. Точно ли новый диктатор окажется хорошим? Или хороши будут лишь его пламенные речи при восхождении на трон?

Вспомните Ельцина образца 1990-91 гг., в поддержку которого собирались миллионные ликующие митинги, его обещания насытить в два счета всю страну и лечь на рельсы, если обманет. И чем все это закончилось.

И Горбачева в 1885 году народ встретил с ликованием, с надеждами на исправление – а вовсе не на уничтожение СССР, к чему привела в конце концов власть этого краснобая.

Да и первые годы правления Путина были отмечены немалой народной поддержкой.

Может быть, проблемы нашей страны не в том, что все последние диктаторы – Горбачев, Ельцин и Путин – оказались не ахти? А в самой привычке к диктатуре и бесконечном доверии к новым лидерам, что их разлагает и провоцирует в конце концов не считаться вовсе с больно доверчивым народом?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.