Все

Владимир Мамонтов. Прямая линия с Пушкиным

 

Вошел курчавый, невысокий,

Пред ним, загульна и свята,

Россия. Скрепы, ширь, истоки,

Домишко нянин кособокий,

Дрожащий губер толстощёкий,

Бензин, растущий самотёком,

Донбассовы кровоподтёки

И виды Крымского моста.

 

Кто просит милости, кто злата,

А кто с Европой мировой;

Тут плачут, что мала зарплата,

А тут – что велика квартплата,

Тут оскорбляют депутата,

Тут вклад в Женеве опечатан,

А тут армяк сквозит, залатан;

Державин всё – про нужник свой.

 

Тут Родионовна, собравшись

Уже совсем на пенсион,

Скользит и падает, узнавши,

Что для неё отложен он:

Читать ей сказки день и ночь,

Не отходя ни шагу прочь.

 

О, сколько непорядку в царстве!

Там воровство, а страж не бдит;

Рожь без поливу не родит,

Не обихожен инвалид,

А богатей в офшор глядит,

Хотя и он теперь сердит,

На сердце скверное таит,

Грозя восстанием элит,

Замыслив низкое коварство…

 

И даже в РАН, где Кот учёный,

Увенчан цепью золочёной,

Был прежде сыт и знаменит –

Там чудеса, там леший бродит,

Русалка на ветвях сидит.

 

Тут плачет ВУЗ, тут плачет школа,

Тут просят новогодних ёлок,

А тут, кляня свою судьбу,

Болгары просят вновь трубу.

 

В балете перемена пола:

Одной ногой касаясь пола

И в духе радужных обнов –

В Большом танцуют без штанов.

 

Он вышел, глянул. Всё умолкло.

Читать? Увлечь? Иль всё без толку?

И начал, сдержан, мудр и крут,

«Во глубине сибирских руд…»

 

Потом «Я вас любил», конечно –

И про надежду, что беспечна…

Потом про Царское село…

Глядишь – и вроде отлегло!

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.