Все

Финальная битва: Россия введёт «своё НАТО» в Сирию

Довольно интересные события разворачиваются прямо на наших глазах. Дело в том, что в эти дни (5-7 июня) в Туве проходит заседание Совета глав оборонных ведомств СНГ. И всё бы ничего, с виду вроде как обычное ежегодное собрание министров обороны. Но именно сегодня глава минобороны России Шойгу сделал весьма недвусмысленное заявление. Оно касается Сирии и это может означать прямой сигнал нашим западным партнёрам. Что же могут означать слова Шойгу и к каким последствиям это может привести – разбираемся в данном материале. Чтобы понять логику дальнейших событий, необходимо разобраться в том, что происходит в Сирии на данный момент. И какой путь мы уже прошли за эти три года участия в сирийском конфликте.

Было – стало

Когда в сентябре 2015 года президент Путин принял решение о вводе на территорию Сирии воздушно-космических сил РФ, сирийская армия терпела бедствие. Со всех сторон правительственные войска Сирии были атакованы десятками вооружённых группировок. И это не считая запрещённую в России группировку ИГИЛ, которая контролировала огромные территории. Ещё немного, и Асад был бы вынужден бежать из Сирии. Если смог бы – над его головой висит дамоклов меч, и ему давно была уготована судьба Каддафи или Хусейна. То сентябрьское решение Путина стало своеобразным спасательным кругом для режима Асада. За неполных три года совместными усилиями нам не просто удалось разгромить террористов ИГ, но освободить огромные территории. Текущая ситуация на фронте такова, что последние две недели сирийская армия стягивает войска на юг – в провинцию Даръа. Разумеется, наша воздушная группировка поможет сирийским коллегам в борьбе против боевиков. Давайте даже представим себе такой сценарий – нам удалось освободить юг Сирии. Возникает вопрос – что дальше?

Финальная битва: Россия введёт "своё НАТО" в Сирию

А дальше следуют неподконтрольные северо-западные провинции, за которыми стоят не какие-нибудь боевики, которых можно нещадно бомбить (хотя и они тоже там имеются), но главным образом это иностранные войска – американцы, французы и арабская коалиция. Только у одних французов там шесть военных баз. И начиная с середины апреля они регулярно увеличивают военную группировку, незаконно проникая в Сирию через соседний Ирак. Военная сила за курдами там очень серьёзная. И что делать? Получается, что мы заходим в тупик, и если мы намерены помочь Асаду восстановить полный контроль над сирийской территорией, то у нас два выбора. Первый: предупредить наших западных партнёров о том, что они должны по-хорошемупокинуть Сирию. Второй: начать наступление в случае, если они ответят отказом. Это, конечно, означает лишь одно – развернётся полномасштабная война с участием ряда стран. А как обычно классифицируют подобные боевые действия, когда в конфликт вмешаны глобальные игроки, напрямую противостоящие друг другу? Как правило это называют мировой войной. И в виду сложившейся ситуации на Ближнем Востоке сегодня в Кызыле глава минобороны РФ Шойгу сделал весьма интересное заявление.

Финальная битва: Россия введёт "своё НАТО" в Сирию

Сигнал Шойгу

Так, в своём выступлении российский министр обороны призвал страны СНГ присоединиться к восстановлению Сирии. Обратите внимание на формулировку – «восстановление Сирии». Почему так? Сейчас объясним. Действительно, Сергей Шойгу использовал очень мягкие формулировки. По его словам, страны СНГ должны приложить совместные усилия по восстановлению мирной жизни в Сирии – разминирование освобождённых территорий и их совместное патрулирование, восстановление инфраструктуры и оказание гуманитарной помощи. Почему Шойгу использовал именно такие формулировки? Всё просто – это слова на камеру. А что ещё он должен был сказать – коллеги, давайте воевать вместе в Сирии? Разумеется, нет. Однако самим министрам очевидно, что это завуалированный призыв российской стороны поучаствовать в борьбе против нашего общего врага. В принципе, в конце своей речи Шойгу сказал это напрямую – «рассчитываем на вашу поддержку, которая бы продемонстрировала бы наше единство в борьбе против международного терроризма». А кто есть главный мировой террорист по мнению нашего руководства – вопрос риторический. А значит вполне понятно, против кого предлагается бороться.

Заседание Совета глав оборонных ведомств СНГ, 6 июня 2018 г. Фото: телеканал "Звезда"

Заседание Совета глав оборонных ведомств СНГ, 6 июня 2018 г. Фото: телеканал «Звезда»

Кто мог бы выступить с нами в этом самом едином фронте против врага? Давайте посмотрим, какие страны входят в Совет глав оборонных ведомств СНГ. На сегодняшний день это восемь стран: Россия, Армения, Беларусь, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. Не стоит забывать, что у нас есть ещё блок ОДКБ, в который входят шесть стран. До 2010 года к этой организации всерьёз присматривался Иран. Это говорит о том, что в случае глобальной заварушки на Ближнем Востоке, вполне возможно присоединение Ирана к нашему военному блоку. Всё-таки выступать против общего врага единым фронтом выгоднее, чем в одиночку. Есть ещё Монголия, которая участвует в качестве почётного гостя. И две страны в качестве наблюдателей – Молдова и Туркмения. Вот такой у нас свой военный альянс имеется, если, конечно, никто не предаст. Тот же Азербайджан вряд ли будет играть на нашей стороне, с учётом членства Турции в альянсе НАТО. Разве что турки совсем уж рассорятся с американцами и демонстративно выйдут из НАТО, что вряд ли. Однако очевидно, что если Шойгу поднял этот вопрос на заседании, то некие кулуарные договорённости уже имеются. Вряд ли это было спонтанное предложение российского министра прямо со сцены. И, конечно, это был сигнал нашим западным партнёрам. Дескать – не стоит нас недооценивать, в случае чего мы на поле боя окажемся не одни. Нас – много стран.

Источник →

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.