Все

Почему Украина теперь может быть только бывшей

Порошенко – последний президент Украины
Константин Мочар
Почему Украина теперь может быть только бывшей

Интуитивное понимание данного вопроса есть у многих думающих людей. Неоднократно высказывался по нему и я, хотя больше вскользь и отдельными фразами. Похоже, пришло время разобрать вопрос детальнее, попробовать разложить «всё по полочкам».

Во-первых, стоит разобраться, является ли сейчас бывшая Украина государством. И здесь, если смотреть по формальным признакам, она как бы продолжает являться субъектом международного права, признанным другими государствами. Первым таким признанием, безусловно, можно считать факт случившихся Беловежских соглашений, где «подписанты» своими подписями, от имени новых государственных образований, гарантировали отсутствие взаимных претензий.

Определённым признанием государственности Украины было также подписание Будапештского меморандума 1994-го года — хоть документ остался весьма спорным и непродуманным, к тому же он так и не был ратифицирован. Третьим таким признанием можно считать «Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной», подписанный и взаимно ратифицированный в 1998-м году.

А здесь обязательно надо сказать (особенно для «либераствующих» наших сограждан, которые любят поговорить о «совершенно демократическом выборе Украины»), что с самого начала событий в Киеве конца 2013 начала 2014 г., завершившихся бегством президента Януковича, Россия считала их антигосударственным переворотом. Однако не отозвала (пока) своё признание ни сразу после случившегося, ни после официального решения российского суда о том, что события Майдана 2014- го года представляют собой государственный переворот.

Чуть позже, 7 июня 2014-го, Россия признает даже избрание Порошенко в качестве президента страны. О причинах этого вынужденного российского признания чуть ниже, но пока можно сказать, что государство Украина формально продолжает наличествовать.

С другой стороны, государство Украина фактически исчезло ещё 20 февраля 2014 года, «когда с одобрения временных «майданных» властей «нэньки» одна часть граждан, нео-бандеровская, под Корсунь-Шевченковском напала на другую часть граждан, жителей Крыма (точные цифры убитых до сих пор неизвестны — похоже, около 20 человек). Как известно, органы правопорядка, из политических соображений даже не попытались расследовать трагедию и дать правовую оценку случившемуся, не говоря о привлечении виновных к суду и наказанию за преступление.

Потому как, переставая гарантировать одну из основных своих функций, которой является сохранение жизни нормальных граждан (не преступников), государство перестаёт являться таковым, по сути, превращаясь лишь в его видимость, симулякр. Напомню, что ещё на заре цивилизации общины людей начали объединяться в первые, так называемые протогосударства, в первую очередь, ради более вероятного выживания своих членов, большей своей безопасности.

Во-вторых, данную территорию с населяющими её людьми нельзя называть старым именем ещё и потому, что в памяти большинства из нас совершенно другая Украина – весёлая, певучая, щедрая и зажиточная. Сейчас, увы, она уже совершенно другая, ненавидимая и соседями, и многими собственными жителями. Добровольно позволив уничтожить её, теперь большинство её жителей не может простить себе этого.

То есть остаётся только формальный момент наличия государственности, связанный с признанием субъектности по международному праву, но он сомнителен ещё по одному аспекту – даже представители нынешней политической элиты бывшей Украины начинают осознавать, что её власть давно является марионеткой Запада.

Тем более что у многих есть понимание – название Украина, как и специфичное националистическое движение «украинство», были придуманы в своё время и усилено педалировались нашими глобальными врагами. Не в последнюю очередь и через создание так называемого украинского литературного языка, явившегося орудием разделения единого русского народа, когда-то лишь потенциально обещающего оторвать эти территории вместе с её людьми от Великороссии, а сейчас во многом и актуально.

Правда, где-то утешает довольно обоснованная точка зрения, что менталитет народа меняется не так уж быстро: «Заявления властей о том, что менталитет Украины за годы независимости изменился и стал проукраинским, не выдерживает никакой критики. Становление менталитета любого народа происходит веками и за каких-то двадцать с лишним лет он принципиально не мог измениться, поскольку основная масса населения – это русские по ментальности люди, оболваненные укронацистской пропагандой.

Под воздействием такой же агрессивной контрпропаганды и при улучшении условий жизни все быстро забудут об «украинской нации» и вернутся к своему русскому самосознанию». То есть эффект «зомбирования» можно нивелировать «раззомбированием» — тем более, с учётом «победы холодильника над телевизором». Однако, с другой стороны, стоит иметь в виду и другое — это субъективная точка зрения, а «на кону» миллионы жизней наших людей.

Кстати, последнее время много говорится об ошибочности формирования Советского Союза в виде национальных республик. Полностью согласен с этим. Административное деление Российской империи было намного рациональнее, хотя ту же бывшую Украину не уберегло от националистических «нюансов» в начале 20-го века, после Октябрьской революции. А ещё, очень похоже, это во многом являлось для коммунистов мерой вынужденной, фиксировавшей уже существовавшую ситуацию – тем более, в те тяжёлые времена новой власти всегда было недосуг.

Так что, в соответствии со всеми вышеуказанными моментами, Украину можно называть только бывшей и недогосударством.

А теперь ещё раз опризнании Россией бывшей Украины в качестве субъекта международного права – понятно, что подобное признание вынужденное и, весьма похоже, временное. Временное оно потому, что эта, ещё недавно братская России, страна, благодаря усилиям наших глобальных недругов, превратилась в самого ярого нашего врага, в Анти-Россию. И пускай её возможности в такой вражде довольно мизерные, но она ещё и является потенциальным плацдармом для нашего глобального врага (которого мы понимаем под условным названием Запад).

При этом давно уже есть понимание, что никакая смена власти в Киеве проблеме не поможет. Даже если бы удалось переключить украинский «зомбо-ящик» на противоположный знак (в плане русофобии) и полностью раззомбировать население, сделать его искренне братским, на длительной перспективе «Ещё-одна-Россия, поменьше» завтра обязательно снова превратится в «Не-Россию», а послезавтра, тоже тысячу раз обязательно, в «Анти-Россию».

Потому что рядом с ней Россия, которая всегда как бельмо в глазу для её глобальных врагов. И всегда эти враги будут покупать «как-бы» элиту этой «Ещё одной России», всегда будут делать из неё орудие для борьбы с собственно Россией (и дело не в том, прибалтийские ли это страны, бывшая Украина, Казахстан или Белоруссия). А поскольку Россия на длительном историческом промежутке этого точно не потерпит, то, рано или поздно, данный вражеский плацдарм будет уничтожен.

Уничтожить его необходимо и потому, что Запад, разделив Великороссию и её юго-западные части (пока ещё входящие в состав бывшей Украины) территориально и где-то даже ментально, ещё и превратил оторванную часть в оружие против России и Русского мира в целом. Уже известно, что эффективность данного оружия весьма слабая, что Запад не будет бросать на него так много денег, как раньше, но он всё же не выпустит это оружие из рук, будет поддерживать самым минимумом ресурсов — чтобы, даже в режиме полу-консервации, оно продолжало выполнять свою роль.

А насчёт причины вышеуказанного вынужденного признания России – их несколько.

Во-первых, многие в России, и особенно наш президент, считают, что жители России и бывшей Украины – один народ. А ещё наши люди, как преимущественно православные, всегда подсознательно думают о людях лучше, чем они этого заслуживают, именно так это получилось и с Порошенко. Тем более, что он, ещё будучи кандидатом в президенты, однозначно обещал прекратить войну на Донбассе. Веры данным словам было уже мало, но надежда ещё оставалась.

Во-вторых, наличествовала и прагматическая причина — невозможно было в один момент разорвать многочисленные ещё вчера кооперационные цепочки, устранить огромную зависимость России и по вертолётным, и по корабельным газотурбинным двигателям, по ремонтной базе самолётов Антонова и ряда ракет — космических («Зенит») и военных, стратегических и не только («Воевода», «Стилет»), по огромному множеству другой продукции и массе иных моментов. И самый болезненный аспект в этой прагматической причине – газовый транзит в Европу. То есть ГТС (газо-транспортная система), которая до сих пор является одной из основных трубопроводных систем для России в страны ЕС.

За прошедшее с февраля 2014-го время Россия ударными темпами избавлялась от вышеуказанной зависимости, построены на нашей территории новые заводы или расширено производство на предприятиях уже имеющихся. Сейчас, по большому счёту, у нас проблема только по украинской трубе. Поэтому и пришлось, в опасении, что бывшая Украина может «схлопнуться» раньше, чем обходящие её трубы будут введены в строй, даже нарастить не так уж и нужное нам сотрудничество. Однако работа ведётся, и каждый день приближает ситуацию, когда бывшая Украина сможет встать рядом с прибалтийскими лимитрофами ещё и по причине ликвидации своей транзитной для России необходимости.

Да, США вместе со своими европейскими «шавками» развернули большое сопротивление строительству Турецкого потока и Северного потока-2, сам Порошенко использует любую возможность, чтобы очередной раз встретиться с властями европейских стран и убедить их добровольно отказаться от их строительства. С очень понятной, в общем-то, логикой – очень нужны деньги, много денег, поэтому обязательно надо сохранить максимальный по объёму транзит через территорию его страны. Потому что даже если они на этом потеряют, так ведь Украине (бывшей Украине) и лично Порошенко деньги нужнее!

И сейчас он снова поедет – 10 мая, в Ахен, где Меркель будет награждать Макрона премией Карла Великого. А мне вдруг вспомнился анекдот о жабе, которая рассказывает: «Вчера я ходила на соседнее болото, и, представляете, меня изнасиловали! Сегодня я снова ходила на соседнее болото, и меня снова изнасиловали. Завтра тоже пойду…». И к чему это мне вспомнилось применительно к Порошенко и его поездкам?

Однако вернёмся к его будущей поездке в Германию. «Опять будет ходить с кислой физиономией, просить денег, санкций против России и блокирования «Северного потока-2». Вероятность, что хоть что-то у Порошенко получится — ноль, но хоть попытается, в наличии большого упорства ему отказать нельзя. Как уже в другом анекдоте, о старом петухе и курице: «Не догоню, хоть погреюсь». Надо отдать Порошенко должное хотя бы в плане «нескучности» его образа – с постоянной ложью, которую он всегда рассказывает с очень убедительным видом, с нередко мятыми брюками, с его пьянством. В общем, Порошенко представляет собой весьма колоритный персонаж, моментально рождая ассоциации с кучей героев кучи анекдотов.

Если же серьёзнее, то, очень похоже, недолго уже осталось ему мучиться – если даже решит свои проблемы с конкурентами из киевского политикума, мечтающими, вместе со всем населением бывшей Украины, дать Порошенко пинка под зад. Потому что, не взирая ни на что — через год с небольшим, максимум два года, ну, самый крайний случай три, события главного его кошмара, с торжественным вводом «потоков», однозначно произойдут.

После этого Россия сотрудничество с бывшей Украиной моментально свернёт до нуля. И, также моментально согласится на появление новых Народных Республик вместе с переформатированием бывшей Украины в новое федеративное государство, Малороссию или Юго-Западную Русь. А как только появится третья, после ДНР и ЛНР, Народная Республика, четвёртая, пятая, однозначно случится и эффект домино, всё области «ломанутся» делать свои Республики и вступать в новое государство. И повторится ситуация с Горбачёвым, когда президент ещё будет, а страны уже нет.

Об Украине, бывшей Украине, можно будет только вспомнить, а лучше даже не вспоминать…

Источник →

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.