Все

Идет война народная: или мы сметем наших олигархов – или они нас

  • Идет война народная: или мы сметем наших олигархов – или они нас

    Прошлой осенью ВЦИОМ провел интересный опрос: стоит ли вернуть государству крупную собственность – в первую очередь ЖКХ. Полностью поддержали возврат в федеральную или региональную юрисдикцию жизненно важных предприятий 73 процента опрошенных, а 33 процента признались, что в это поднимет их доверие к Путину.

    Я понимаю, что сейчас раздадутся вопли известных упырей о том, что нельзя вдруг взять и вернуть государству все, что нажито нелегким олигархическим трудом. Но как быть тогда, скажем, со стратегической водоснабжающей отраслью? Ведь многие коммерческие структуры, являющиеся собственниками тех же водоканалов, имеют конечных владельцев в виде оффшорных компаний или даже структур, находящихся в Европе или США.

    То есть, получается, что санкции в отношении России могут в одночасье сказаться и на наших коммунальных услугах – раз водоснабжением страны управляет какой-то иностранный дядя.

    И вот на этом фоне возник один великий прецедент возврата стратегических объектов в госсобственность РФ из ощерившихся против нас оффшоров.

    В Твери имеется ООО «Тверь Водоканал», снабжающее весь город теплом и водой и, естественно, собирающее за это плату. Обороты «Тверь Водоканала» – многомиллиардные: ведь этой структуре платит каждый горожанин. И это, естественно, не могло не привлечь к «золотому каналу» интересы крупных предпринимателей.

    В итоге «Тверь Водоканал», стратегический объект, обеспечивающий город водой и теплом, оказался на 75 процентов вне юрисдикции РФ. Эти 75 процентов «Водоканала» перешли в ООО «РВК-Инвест» – чьи учредители «Альфа-групп» Михаила Фридмана, Германа Хана и Петра Авена.

    И недавно произошли два весьма плотно связанные между собой события.

    Первое: директора ООО «Тверь Водоканал» Дмитрия Капустина осудили по части 4 статьи 160 УК РФ «Присвоение или растрата». И он на днях получил по суду три года общего режима.

    Второе. Все эти игры со «стратегическими оффшорами», казалось бы, прошли почти незаметно для федерального центра и широкой общественности. Но федеральный центр, как оказалось, держал ситуацию на контроле.

    В Тверь заслали следователя Главного Следственного управления СК РФ Сергея Дубинского. И он основательно выяснил махинации гендиректора «Тверь Водоканала» Капустина. А самое главное – почему важнейшая структура, обеспечивающая регион водой и теплом, вдруг оказалась в частных руках, да еще и на треть контролируется кипрским оффшором.

    Этого следователя СК РФ Дубинского ранее пыталась оплевать либеральная общественность в лице Юлии Латыниной, «Эха Москвы» и «Новой газеты». Ему припомнили, что он был гособвинителем по одному из дел проворовавшегося «ЮКОСа» – тогдашней иконы массово купленных Ходорковским либеральных оппозиционеров.

    Но вернемся в Тверскую область. После того как закончилось расследование, которое курировал Сергей Дубинский, глава «Тверь Водоканал» Капустин схватил три года заточения. Но тут произошло еще одно удивительное событие.

    Это событие явилось результатом действий в том числе и Следственного комитета РФ, который изучил, почему стратегический «Водоканал» оказался в частной и в оффшорной юрисдикции.

    И в начале этого февраля 25 процентов ООО «Тверь Водоканал» были переданы в федеральную собственность. Следом ООО «РВК-Инвест», принадлежащее «Альфа-групп» и кипрскому оффшору, подписало «Соглашение о безвозмездной передаче доли в уставном капитале ООО «Тверь Водоканал» в федеральную собственность».

    Просто так? По щучьему велению, сердечному хотению? Предполагаю, что оффшорные олигархи почувствовали резкий запах жаренного – и потому вернули столь сладкий кусок государству. Совершенно безвозмездно. Почти по собственному желанию.

    Следственная группа Сергея Дубинского по сути восстановила статус-кво, вернув в госсобственность то, что еще совсем недавно принадлежало частным и оффшорным структурам.

    Что будет дальше и что еще выяснят следователи из команды Дубинского, думаю, увидим в недалеком будущем. А может, и нет. Но очень хотелось бы увидеть.

    Олег Лурье

Источник →

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.