Армия, В России, Все

«Тайфун» еще может грянуть

«Тайфун» еще может грянуть

Судьба трех оставшихся у России гигантских подводных ракетоносцев находится в прямой зависимости от поведения США.

По состоянию на сегодняшний день окончательное решение о судьбе двух выведенных из состава ВМФ РФ подводных ракетных крейсеров стратегического назначения проекта 941 «Акула» («Тайфун» — по версии Л.И.Брежнева) — «Архангельск» и «Северсталь» руководством России не принято. Таким образом, сохраняются теоретические шансы на то, что эти самые большие в мире подводные ракетоносцы могут быть возвращены в строй. В рядах которого остался всего один из шести построенных корабль этого типа «Дмитрий Донской».

Тем более, что «запас прочности» и потенциал модернизации этих уникаьных субмарин далеко не исчерпан. Что вполне доказано опытом с тем же «Дмитрием Донским», который был успешно переоборудован под новые БРПЛ «Булава». Кроме того, есть предложения и о переоснащении этих подлодок крылатыми ракетами «Калибр» — по 300 штук на каждом борту!

В прессе много пишут о причинах, по которым лодки проекта 941 целесообразно пустить на иголки. В том числе и много всевозможной фантастики. Например в широком ходу досужие рассуждения об их высокой шумности. Хотя не очень понятно — какое это может иметь значение для корабля, который способен стрелять по США прямо от родного причала — дальности ракет с лихвой хватит.

Указывают также на строительство новых РПКСН проекта 955 «Борей», которые дескать полностью исчерпают потребность ВМФ в носителях баллистических ракет.

Однако данный аргумент выглядит не вполне убедительным по двум причинам. Во-первых, новых «Бореев» пока построено только три из восьми запланированных. При этом, судя по резкому сокращению ассигнований на строительство флота по новой ГПВ — 2025, есть основания пргнозировать существенное растягивание сроков их строительства с перпективой сдачи флоту значительно позже первоначальных сроков. Между тем, стратегические субимарины предыдущего еще советского поколения проекта 667 БДРМ стремительно приближаются к полному завершению своего эксплуатационного цикла.

Таким образом, нельзя исключать, что в обозримом будущем Россию ожидает дальнейшее сокращение морского компонента стратегических ядерных сил. Причем, даже ниже пределов, разрешенных действующим российско-американским договором СНВ-3.

И. наконец, именно указанный договор называют основной причиной обрекающей оставшиеся «Акулы» — «Тайфуны» на преждевременную утилизацию. На первый взгляд, это действительно так. Три субмарины данного типа, при условии их оснащения новыми БРПЛ «Булава», способны взять на борт 60 ракет, оснащенных как минимум 360 боеголовками. Что, в сочетании с уже имеющимися и строящимися РПКСН, создает, в рамках данного договора, сильный перекос в пользу флота, в ущерб РВСН и Дальней авиации. Хотя это, само по себе, военных специалистов как раз не сильно пугает. Во всяком случае, в смысле выбора между мобильными морскими платформами и стационарными наземными:

«Не имеет смысла вложение средств в стационарные пусковые установки РВСН. При достигнутой точности на ракетах США «Трайдент-II» и «МХ» наши ракеты поражаются одним блоком с вероятностью, близкой к единице. Это значит, что стационарные ПУ усиливают лишь потенциал упреждающего удара и не могут служить надежным средством сдерживания» (Лев Волков, генерал-лейтенант РВСН)

Однако главная проблема доброкачественности рассуждений о неизбежности утилизации лодок проекта 941 заключается в самом ныне действующем Договоре СНВ-3 и в целом — в ракетно-ядерном балансе между РФ и США. Перспективы соблюдения которого со стороны Вашингтона становятся с каждым днем все более неопределенными.

Москва, уже на протяжении ряда лет, говорит о том, что дальнейшее развертывание американцами т.н. «передовых районов» ПРО в перспективе отрицательно скажется на боевой эффективности российских СЯС, что приведет к получению США односторонних стратегических преимуществ и практически обессмыслит договор СНВ-3.

Именно под знаком нарастающих сомнений российской стороны в целесообразности продления этого договора, прошел весь 2016 год. Вот вполне типичный образец официальной риторики того времени:

«Переговоры между Россией и США по сокращениям ядерных вооружений не представляются возможными. Российская сторона и так сократила свой ядерный потенциал до уровня 1950-х и начала 1960-годов, заявил заместитель мининдел РФ Сергей Рябков… Кроме того, Соединенные Штаты продолжают развивать глобальную систему противоракетной обороны и программу «глобального удара». Разрабатываются системы для нанесения обезоруживающих ударов на дальность поражения стратегическими средствами без использования ядерных боеголовок».

Ситуация с договором СНВ-3 еще больше запуталась после того, как за это дело взялся новый «реформистски настроенный» американский лидер. Президент США Дональд Трамп заявил о намерении расширить ядерный арсенал страны. В интервью агентству Рейтер он сказал, что США должны утвердить свое ядерное превосходство и не отставать в этой сфере даже от дружественных стран. «Это было бы прекрасно, это была бы мечта — ни одной страны с ядерным оружием. Но раз уж оно есть, то мы хотим быть по этой части первыми», — заявил Трамп. Он также назвал «односторонней» сделку с Россией по договору о сокращении и ограничении стратегических ядерных вооружений (СНВ-3). «Мы [новая администрация Белого дома] начнем заключать хорошие сделки», — пообещал он.

Если дело действительно примет такой оборот и США сделают ставку не только на подавление российских ракетно-ядерных сил массированным противоракетным ударом, но и пойдут по пути наращивания боевого состава своих наступательных СЯС, это будет означать односторонний выход Вашингтона из всех договоренностей по СНВ и сделает полностью нецелесообразным дальнейшее соблюдение Россией ныне действующего СНВ-3.

Судя по всему, вероятность такого развития событий рассматривается российским руководством как достаточно высокая. И в свете этого факта, наличие у РФ резервных возможностей, способных обеспечить, в случае необходимости, сравнительно быстрое наращивание ракетно-ядерного потенциала страны, приобретает особую актуальность. И отсутствие окончательного решения о судьбе двух крупнейших в мире подводных ракетоносцев проекта 941 является четким на то указанием.

Тем более, что американцы исторически очень опасались этих подводных супердредноутов, приложили немало усилий к их полному уничтожению и перспектива их возрождения в составе российского флота наверняка окажет на них немалое сдерживающее воздействие. В каком-то смысле, это весомая козырная карта в руках Путина на кажущихся уже неизбежными переговорах с Америкой по ядерным вопросам.

Правда на одной из этих «козырных карт» — ТК-17 «Архангельск» в прошлом году были проведены консервационные работы на сумму в целых 28 млн рублей, в ходе которых были заварены крышки пусковых ракетных шахт. Но нет причин сомневаться, что в случае острой надобности в российском бюджете найдется аналогичная сумма на возвращение этих стратегических крышек в исходное состояние. Так что «Тайфун» еще может грянуть!

Источник →

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.